Семейная терапия и ее парадоксы

Юлия Криводонова () Юлия Криводонова, 03 июля
Значимость оказания психотерапевтической помощи клиентам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, независимо от их пола, возраста и социального статуса, не подлежит никакому сомнению. В психологии и в психотерапии уже давно отмечается тот факт, что чем ранее человек получает необходимую помощь, поддержку, тем более успешной становится его адаптация к сложившейся жизненной ситуации.
При этом, психотерапевтическое воздействие на личность может осуществляться как индивидуально с одним человеком (независимо от его уровня сформированности семейного статуса), так и происходить в группе. В связи с этим, особую актуальность приобретает проблема изучения эффектов семейной психотерапии, связанной с формированием определённых внутрисемейных терапевтических парадоксов.
Суть семейной психотерапии заключается в том, что она позволяет изначально охватить проблему внутрисемейного плана, проживаемую не только отдельно взятой личностью, но и её партнёром (мужем, женой).

Так, например, проработка целостных внутрисемейных проблем в рамках психотерапии свидетельствует о том, что семейная пара одномоментно получает психологическую поддержку как от психотерапевта, так и друг от друга, хотя изначально в какой-то момент супруги могут и абсолютно не замечать, что они не одни со своей проблемой, что рядом есть кто-то, кто также сопереживает, сочувствует и оказывает поддержку. Причиной для такого поведения супругов на начальном этапе обращения за помощью к психотерапевту заключается в том, что возникающая проблемная ситуация приводит к некоторой деформации внутрисемейных ценностных приоритетов, сказывающихся на деформации внутрисемейного «Мы-сознания». Это выражается в том, что если один супруг замыкается на своей внутриличностной проблеме, воспринимаемой им, как сугубо его личной, индивидуальной и касающейся только его одного, то другой супруг, в связи с недостаточностью понимания возникшей жизненной внутрисемейной ситуации может испытывать массу самых разнообразных внутренних психических переживаний с отрицательным психоэмоциональным подтекстом, которые и являются факторами, характеризующими дисбаланс в плане формирования целостных внутрисемейных взаимоотношений.

В подобной ситуации представление супругов о том, что «мы» семья постепенно уступает место представлению о том, что Я-один. При этом, данное представление постепенно приобретает эффект внутренней убеждённости в том, что проблема неразрешима, что если «Я» сам затрудняюсь с ней справиться, как же мне поможет мой супруг. Так происходит формирование некоторой социальной и психоэмоциональной отгороженности, приобретающей в итоге высокую разрушающую силу, способную разрушить целостность и значимость внутрисемейных взаимоотношений.

В подобных ситуациях на помощь приходит семейная психотерапия с массой разнообразных семейных психотерапевтических парадоксов, суть которых сводится к следующему:

1. Развитие целостных внутрисемейных взаимоотношений.
Подобная ситуация касается проблем, связанных с формированием определённой степени доверия к своему супругу, партнёру. Проявляться же данная ситуация может в следующем. Ко мне на приём обратилась семейная пара: Ирина и Алексей. Они живут вместе уже полтора года, но в их понимании построение семьи натолкнулось на один очень важный подводный камень – формирование доверительных внутрисемейных взаимоотношений. По словам Ирины, в процессе проведения первичной индивидуальной консультации, взаимоотношения с супругом складывались замечательно. Это выражалось в том, что Алексей был всегда рядом даже тогда, когда они просто встречались. Он, как добрый волшебник, всегда мог предугадать желания Ирины, в интимной близости тоже существовала гармония. Однако, у Ирины ещё с раннего детства существовала проблема, связанная с наличием определенного заболевания. В связи с тем, что в детстве она перенесла операцию, связанную с удалением опухоли мозга злокачественного характера, после реабилитации и нивелирования физических проблем, обусловленных заболеванием, она вынуждена принимать постоянно транквилизаторы («Финлепсин»), которые снижают головные боли и способствуют ведению обычного образа жизни.

В данной ситуации Ирина долго переживала и думала о том, что никогда уже не выйдет замуж, что она будет просто никому не нужна. Однако, в жизни, как маячок, появился Алексей с его заботой, лаской, пониманием. На протяжении полутора лет Ирина мучается мыслью о том, а как же доверить супругу самое сокровенное, как же сделать так, чтобы поговорить о том, что волнует на самом деле. В подобной ситуации женщина замкнулась в себе, стала плаксивой, нервной. Приём таблеток она тщательно скрывает о т супруга, и, естественно, не говорит о своём настроении и эмоциональном состоянии. Алексей же на момент проведения первичной терапевтической беседы был озабочен тем, что в его семейной жизни что-то происходит не так, а что, он затрудняется понять. С одной стороны, в семье есть гармония, супруги любят друг друга, однако, временами Ирина становится замкнутой и чувствуется, что её что-то волнует, а все попытки Алексея узнать, в чем дело, всегда приводят к нервозности супруги. Впоследствии семья обратилась за помощью в плане разрешения данной ситуации.

Парадокс подобной семейной психотерапии заключается в том, что в процессе проведения индивидуальных терапевтических бесед отдельно с каждым супругом психотерапевту просто необходимо выяснить, какие же внутренние проблемы приводят к развитию подобных переживаний. В дальнейшем при проведении групповой терапевтической беседы, основной акцент в работе с данной семейной парой необходимо сделать на выявлении положительных и отрицательных сторон внутрисемейного взаимодействия, жизни, существования вместе и формирования на этой основе коллективного внутрисемейного Мы-сознания.
Третьим моментом подобной психотерапевтической работы является формирование и постепенное закрепление в сознании клиентов убеждения в том, что они важны и нужны друг другу. В данной ситуации поможет развитие такой установки, как «Мы вместе», применение на практике какие-то метафорических карт, приёмов, позволяющих почувствовать супругами важность и значимость друг друга и на этой основе избавиться от внутреннего глубинного страха быть непонятым, непринятым, изгнанным из мира волшебных грёз и радостных внутрисемейных переживаний.

Таким образом, в данной семейной паре, супруги научились доверять друг другу, принимать друг друга такими, какие они есть, со своими особенностями, достоинствами и недостатками.

2. Наличие длительно действующего пограничного нервно-психического состояния супругов.
Данная проблемная ситуация имеет массу самых разнообразных психических переживаний, которые могут отрицательно сказываться на все сферы жизнедеятельности супругов, касающиеся их внутрисемейных взаимоотношений. Например, такая трудная жизненная ситуация. У супругов Анны и Александра, живущих в браке уже пять лет, родился мальчик. Роды у Анны были стремительные, в результате чего мальчик с рождения стал незрячим. При этом, слепота не была врождённым заболеванием, она возникла в связи с наличием родовой травмы шейного отдела (эффект Кимерли), в результате чего произошло поражение зрительного нерва, что и привело в итоге к его атрофии.

С появлением в семье ребёнка с особыми потребностями, супруги почувствовали, как неумолимо происходит разрушение прежнего жизненного уклада, внутреннего мира. При этом, ни Анна, ни Александр никогда и не думали о том, что им нужно развестись. Они стремились воспитывать своего малыша вместе, но постоянное совместное преодоление физического дефекта ребёнка способствовало погружению супругов в мир внутренних глубинных переживаний по этому поводу. В итоге семейная пара полностью абстрагировалась от взаимодействия со своими друзьями: «а зачем они нам, если нас теперь не поймет никто» (со слов клиентов), ушла в себя, в свой внутренний мир. Это стало проявляться в том, что семья перестала выходить на улицу (только в магазин при необходимости), самым живым спутником и Анны, и Алексея стала ситуация, связанная со стремлением поплакать, погоревать, погрустить в одиночестве, либо совместно. Постепенно данная ситуация стала приводить к возникновению внутреннего депрессивного психоэмоционального компонента, в результате чего основными нарушениями стали нарушения сна, аппетита, желание поскорее свести счёты с такой жизнью.

В данной ситуации оказание психотерапевтической внутрисемейной помощи стало важным моментом, связанным с нивелированием пограничного нервно-психического состояния супругов, оказавшихся один на один со своей бедой. Парадоксы такой психотерапии сводятся к следующему:

1. Проведение психологических консультативных бесед индивидуального характера, направленных на создание условий для первичного отреагирования состояния внутреннего психологического напряжения каждым супругом в отдельности. Важность данного этапа заключается в том, что первоначально для совместного общения супруги ещё не имеют такой повышенной психологической готовности, хотя и проживают проблемную ситуацию совместно и «шагают» рядом друг с другом. Возможность поговорить один на один с психотерапевтом является фактором, способствующим избавлению от внутреннего психологического стрессового состояния, сопровождающего каждого супруга уже длительное время (на протяжении пяти лет семейной жизни);

2. Развитие внутренней психологической готовности супругов к самостоятельному совладанию с различными стрессовыми ситуациями, непосредственно связанными с воспитанием и развитием ребёнка с врождённым зрительным дефектом. Данное приобретение психологического характера имеет весьма важное значение, поскольку формирует не только линейное мышление и способность супругов видеть только свою проблемную ситуацию, но и расширяет внутренние горизонты виденья наряду со своей и проблемы других родителей, оказавшихся в аналогичной ситуации, но имеющих куда более сложные проблемные ситуации (наличие сочетательных патологий в психо-физическом развитии ребёнка);

3. Снижение тревожности. Данный психотерапевтический внутрисемейный парадокс связан с непосредственным формированием целостного образа себя каждым супругом в различных жизненных ситуациях. Помимо этого, он оказывает позитивное влияние и на формирование «образа нашей семьи», несмотря на наличие каких-то внешних и внутренних факторов, которые изначально вызывали состояние внутренней фрустрации (слепота ребёнка). Так, например, тревожный компонент, связанный с переживаниями супругов, имел изначально в своей основе ситуативные и личностные факторы. Ситуативные были связаны с самооценкой и переживаниями, относительно того, как же окружающие будут воспринимать их в связи с рождением ребёнка инвалида. Личностная тревожность долгое время являлась верным спутником и подсказчиком. Она стала личностным приобретением, которое способствовало формированию поведенческих штампов негативного характера, таких как внутренняя социальная отгороженность от нежелательного воздействия внешнего мира;

4. Формирование высокого уровня уверенности в себе, в своих силах и возможностях. Данный парадокс внутрисемейного психотерапевтического плана связан с тем, что у супругов в рамках проводимых индивидуальных и групповых занятий постепенно происходит формирование убеждения в том, что их малыш не хуже других, что их проблема – это не проблема, а всего лишь испытание, которое они с лёгкостью и успехом преодолеют вместе.

Не менее важной проблемой формирования пограничного нервно-психического состояния супругов, нуждающихся во внутрисемейной психотерапии, является такая проблема, как бесплодие одного или обеих супругов. Данная ситуация приводит к тому, что постепенно внутрисемейные взаимоотношения претерпевают определённый внутренний дисбаланс, когда у каждого из супругов существует свой собственный внутренний комплекс психологических переживаний. Очень часто в случае совместного проживания, семейные ценности таких супругов утрачивают свою значимость, а на первом плане по степени важности оказывается непреодолимое горе, сравнимое с утратой чего-то важного, значимого, без чего просто невозможно жить и развиваться дальше и достигать каких-то иных жизненных ценностей.
Ярким примером для понимания необходимости оказания психотерапевтической помощи семьям, имеющим бесплодие, является ситуация Ильи и Васелины.

Супруги живут в браке уже 10 лет. Изначально они и не думали о детях, просто жили, путешествовали, приобретали какие-то новые вещи, ценные для них в данный момент жизни (одежда, посуда). Постепенно Василина стала задумываться о том, что неплохо было бы родить ребёнка, неважно, мальчика или девочку, главное – родить и приобрести какой-то новый смысл в жизни. Илья охотно поддержал супругу, но ситуация вдруг приобрела отрицательный оттенок. Супруги делали попытки для того, чтобы Василина забеременела, для этого опять же путешествовали, посещали места отдыха, старались приобрести как можно больше позитивных эмоциональных переживаний. Однако, они заметили, что на протяжении длительного времени (на протяжении двух лет подобных попыток), их усилия не приводят к достижению желаемого результата.

Супругов стали одолевать сложные психологические переживания, что что-то не так. При этом, каждый супруг осознанно обвинял себя, что это виновен, видимо, он, поскольку дело в возрасте, в изначальном нежелании иметь детей, и так далее. Однако, решение посетить медицинских специалистов возникло у них спонтанно. Итогом углубленного обследования стал ужасный вердикт – бесплодие обеих супругов. При этом для самой семейной пары ужасным в плане осознания стал не момент, связанный с выявлением причин, благодаря которым у каждого из них сформировалось бесплодие, а осознание ситуации, связанной с дальнейшей жизнью, с её осмысленностью и значимостью.
И Илья, и Василина вдруг поняли, что вот теперь в настоящем их жизнь не имеет вообще никакого смысла, поскольку они не могут иметь детей. В связи с этим, возникло множество вопросов, таких, как: Что делать теперь в сложившейся ситуации? Как смотреть людям в глаза, у которых есть маленькие дети, которые вместе с ними развиваются, получают положительные эмоции? Какие ценностные жизненные приоритеты теперь будут важными, если жить просто без детей?.

Множество самых разнообразных вопросов способствовало формированию массы самых разнообразных внутренних комплексов неполноценности, которые привели впоследствии к изменению привычного образа жизни. Это проявило себя в том, что Илья, который внешне был всегда подтянут, собран, носил дорогие костюмы и никогда не употреблял спиртных напитков, вдруг начал злоупотреблять ими, говоря о том, что спиртное помогает забыться и на какое-то время избавиться от внутренних переживаний, свидетельствующих о том, что «Я не такой, как все».

Василина изначально всегда весёлая. оптимистичная, помогающая людям, замкнулась в себе, утратила интерес к жизни. Её типичными поведенческими реакциями стало философствование о цели и смысле жизни, о своём собственном предназначении. Она постепенно отгородилась от окружающих людей, ей стали чужды дружеские компании с их посиделками, совместными поездками и проведением культурного отдыха. Все её внутренние переживания резко сконцентрировались на формировании одной острой проблемы: что же делать и как же жить без детей.

Таким образом, посещение психотерапевта и получение немедленной психотерапевтической помощи имело в своей основе формирование ряда психотерапевтических парадоксов. Во-первых, самым важным в подобной ситуации является подбор психотерапевтического метода, который бы являлся основным, и на базе которого стало возможным нивелирование той или иной проблемной ситуации.
Для обоих супругов таким методом стало проведение занятий в рамках телесно-ориентированной терапии. Суть данного метода заключается в индивидуальной работе не только с психическим, но и с физическим состоянием клиента, с его телом, благодаря чему, нивелирование физических переживаний приводит к снижению их психической значимости. В итоге, психика и соматика в процессе использования данного метода психотерапевтической работы существуют, как единое целое, в результате чего постепенно происходит первичное отреагирование внутренней психологической проблемы, а затем формирование адаптивных механизмов, направленных на приспособление к имеющейся жизненной ситуации.

Так, в ситуации работы с данной семейной парой, проведение комплекса занятий в рамках телесно-ориентированной терапии базировалось на проведении комплекса релаксационных занятий, направленных на формирование образа себя в различных жизненных ситуациях. К числу важных и значимых тем подобных занятий относятся такие, как: вкус расслабленности. Данная тема первоначально направлена на отреагирование внутреннего психологического напряжения, связанного с проживанием длительно воздействующей психотравмирующей ситуации. В частности, такой ситуацией может оказаться и совместно переживаемое супругами бесплодие и утрата смысла жизни. Помимо этого, данная тема может быть реализована в рамках 1-4 занятий, в зависимости от состояния и внутренних негативных переживаний супругов, в связи с проблемой. Она позволяет понять себя, принять свои сильные и слабые стороны, сформировать внутренний образ уверенного в себе человека, расслабленного, довольного своей жизнью, умеющего самостоятельно расслабляться и таким образом избавляться от внутреннего комплекса негативных психических переживаний.

Не менее важной темой является такая тема, как «победим свою тревогу». Проработка данных тревожных переживаний, имеющих фрустрирующий компонент, позволяет супругам адекватно воспринимать саму ситуацию бесплодия не как наказания за совершение каких-то ужасных отрицательных поступков, а как обычную жизненную ситуацию, с которой сталкиваются миллионы людей. При этом, проработка данной темы имеет в своей основе комплексный характер. Степень выраженности тревожного компонента, изначально оказывающего влияние на отношение к себе у каждого супруга, на отношение к своей семье, как к ячейке общества, на восприятие самой случившейся ситуации, обусловленной бесплодием, предполагает постепенное отреагирование тревожно-мнительного состояния, обусловленного переживанием своего бесплодия, как глобальной проблемы, с которой просто невозможно жить и существовать. Тревога в подобной ситуации является фактором развития невротических состояний различного генеза. Так, например, стремление забыться в спиртных напитках, выступающее у Ильи, как стратегия самозащиты от нежелательного воздействия внешнего мира, имеет в своей основе тревожный компонент. Это связано с тем, что в какой-то определенный жизненный период любое неверно сказанное близкими людьми, друзьями, коллегами слово, совершенное действие (какая-то неудачная шутка), относительно проживаемого бесплодия, может стать пусковым механизмом для формирование повышенного уровня нервно-психического напряжения. При этом, данное психическое поведенческое проявление может развиваться абсолютно без видимых на то причин и имеет в своей основе поэтапный постепенный характер.

В подобной ситуации человек постоянно испытывает состояние повышенного нервно-психического дискомфорта, связанного с опасениями сказать или сделать что-то не то, не так. Это опасение постепенно переходит в чувство тревоги и закрепляется на подсознательном уровне. Человек же приобретает постепенно абсолютно иные механизмы психического поведенческого реагирования: из улыбчивого он вдруг становится замкнутым, из уверенного в себе – абсолютно неуверенным, тревожным, напряженным, и так далее.
Занятия телесно-ориентированного плана, направленные на преодоление тревожного компонента, способствуют возврату личности его привычных психических поведенческих реакций. В подобной ситуации ему уже не надо вовсе «забываться» в вине, он может совладать со своей тревогой самостоятельно, приобретая внутреннюю житейскую мудрость и постепенно освобождаясь от ненужных теперь уже штампов отрицательного поведенческого реагирования. В свою очередь, его супруг (в нашем случае это Василина) в какой-то мере освобождается от гнетущего состояния дискомфорта, объяснить которое она просто не в состоянии ни себе, ни окружающим людям, ни психотерапевту, работающему с ней. Всё дело в том, что в плане проведения психотерапевтических внутрисемейных занятий формируется такой парадокс, как уподобление переживаний и поведенческих проявлений человеку, который в данный момент находится рядом, который переживает те же самые идентичные проблемы, только по-своему, для которого абсолютно не являются чуждыми переживания супруги и который стремится что-то изменить в своей сложившейся жизненной ситуации.

В подобной ситуации в картине психических поведенческих проявлений супругов постепенно формируется отреагирование внутреннего психологического напряжения, обусловленного осознанием и проживанием проблемы бесплодия, как самой ужасной, парализующей всю жизнедеятельность семейной пары, и приводящей постепенно к утрате внутреннего визуализационного компонента виденья выхода из сложившейся ситуации. Всё это может привести к обесцениванию, к обессмысливанию всей жизни, если своевременно не оказать психотерапевтическую помощь такой семейной паре.

Ещё одним комплексом психотерапевтических занятий с семейными парами, проживающими бесплодие, как внутренний семейный крах всей их жизни, является формирование психологической настроенности на дальнейшую будущую жизнь, несмотря на то, что своих собственных детей у супругов никогда не будет. В подобной ситуации очень полезен блок занятий телесно-ориентированного плана по теме «Мы вместе победим проблему». При этом, сама проблема может быть абсолютно разнообразная: для кого-то это просто формирование коммуникативного компонента построения внутрисемейных взаимоотношений, а для кого-то – это ситуация, связанная с проживанием бесплодия и с приспособлением на этой основе к дальнейшей жизнедеятельности, несмотря на массу самых разнообразных ярки эмоциональных отрицательных психологических переживаний.

Данный блок занятий телесно-ориентированного плана позволяет семейным парам всё своё внимание направить на принятие последовательно жизненно важного решения, направленного на построение своей жизни и деятельности. Так, например, если изначально, как в случае Ильи и Василины жизнь имела насыщенный характер (поездки, культурный отдых, развитие и рост), то целесообразным будет психотерапевту сформировать в сознании супругов такие адаптационно-ценностные механизмы, которые бы позволили вернуться если не к прежнему образу жизни, то хотя бы к приближенному жизненному распорядку: жить друг для друга, любить каких-то детей близких родственников, или же усыновить ребёнка из детского дома или дома малютки и при этом не зацикливаться на том, что вот именно этот ребёнок вовсе нам не родной.

Наоборот, парадокс такого психотерапевтического подхода в работе базируется на задействовании всех резервных внутренних сил психики как каждого отдельно взятого супруга, так и семейной пары в целом, обратившейся за помощью к психотерапевту. При этом, абсолютно не имеет значение, какие методы будут значимы для той или иной семейной пары. Для кого-то это телесно-ориентированная терапия, для кого-то – клиент-центрированный терапевтический подход в проводимой работе. Важно другое: настроенность семейной пары на совместное преодоление совместно проживаемых жизненных трудностей, каких-то внутренних неудач, которые не стали внешними, не приобрели оттенка депрессивного настроя, дезадаптивного психического поведенческого реагирования.

В арсенале квалифицированного психотерапевта в данном случае должны находиться именно те методы и методики, которые позволят данной семейной паре с определённой степени лёгкости и успешности достигнуть положительного результата, направленного на преодоление травмирующей жизненной ситуации, связанной с проживанием и осознанием бесплодия, как глобальной внутренней психической проблемы.
Таким образом, семейная психотерапия и её парадоксы имеют важное значение в процессе оказания психотерапевтической своевременной помощи семьям, оказавшимся один на один со своей бедой, проблемой, неразрешимой трудной жизненной ситуацией. На самом деле, психотерапевтических парадоксов, связанных с организацией разнонаправленной помощи семейным парам огромное множество. Всё зависит от сущности и значимости проживаемой супругами проблемной ситуации, от степени приспособления к тем жизненным условиям, которые продиктованы проблемой. Оказание терапевтической помощи семейным парам способствует снижению уровня выраженности тревожного компонента, нивелированию пограничных и депрессивных нервно-психических состояний, формированию уверенности в себе, в своих силах и возможностях в настоящей жизненной ситуации.

Ответить
Ответить в теме

Сообщение будет активировано на сайте после проверки модератором

Ваше имя*: